ЕВРОПЕЙСКАЯ СКАЗКА

Давным-давно, и когда это происходило, сегодня никто не ответит точно, жил был Иван на большом хуторе под названием Русия. Жил он по соседству с также немаленькой деревней с красивым названием Европея. В отличие от Ивана, который жил в одиночестве на своём хуторе, жителей той деревни набиралось числом около десятка, а то и более. Жили они недружно, постоянно ссорились, а то и воевали меж домами, строили друг другу козни, а иногда, объединяясь, пытались и к Ивану на хутор наведаться. Но Иван мало что прогонял их, а ещё находил всегда силы к ним в деревню наведаться и там не только порядок свой навести, но и в чувства кое-кого привести на некоторое время. Но через какой-то период времени они эти уроки забывали, и вновь всё повторялось, как раньше. После каждого такого конфликта Иван у них земли отрезал в свою пользу, и хутор его разрастался по площади всё больше и больше, что ещё сильнее их злило и не давало покоя, особенно самым агрессивным и завистливым жителям той деревни.

И вот однажды, в ту давнишнюю пору, вдруг, откуда не возьмись, откуда-то с Востока появился очень страшный и жестокий враг по имени Монгол. Он осилил и покорил не только Ивана, но и всю соседнюю с ним деревню со всеми её жителями и заставил всех платить ему регулярную дань, в противном случае он забирал непокорных к себе в рабство или жестоко убивал. Иван много раз предлагал своим соседям, граничащим с ним, объединиться и общими усилиями побороть и изгнать врага. Но никто из этой деревни не соглашался на этот достойный поступок, а наоборот.

Многие жители той деревни заискивали перед силой Монгола и всячески натравливали его на Ивана, чиня в его адрес всякие доносы. Монгол нередко реагировал на них самым жестоким образом, увеличивая дань с хутора Ивана, которая и так была уже непосильной и трудно выполнимой. Это заискивание и преклонение перед силой так и осталось навсегда жить в крови и душах большинства жителей этой деревни с названием Европея. Они до сих пор не могут расстаться с этими качествами души, вероятно, предполагая, что это позволяло им в прошлом и позволяет в настоящем выживать в этом не всегда справедливом мире. Они и сегодня, в настоящее время, всегда стремятся оказываться на стороне сильного, а не слабого. Чего бы им это ни стоило, и кто бы этим сильным ни являлся. Это неважно, считают они, главное – вовремя всё оценить и занять правильную позицию, которая ни в коем случае не раздражала бы любого сильного, кто бы им ни был, а наоборот, вполне устраивала. Так и жили и живут до сих пор эти жители большой деревни. Но вернёмся в прошлое и продолжим нашу сказку.

Иван долго терпел издевательства и разорительные деяния на своей земле от этого Монгола. Но всему всегда приходит конец. Набрался он мужества и сил и сразился один на один с жестоким и безжалостным завоевателем. Все жители Европеи наблюдали за происходящим со стороны и посмеивались над Иваном. Вот какой дурак, – говорили они про Ивана, – его же Монгол за это просто убьёт и растопчет на месте.

Но не убил и не растоптал Монгол Ивана, а сам крепко бит был и бежал трусливо в далёкие свои земли, и никто его не видел с тех пор. А жители Европеи, увидев эту победу, тут же начали хвалить Ивана и благодарить за то, что он и их избавил от этого супостата. А то, что они когда-то мерзости всякие творили в его адрес и желали смерти его от Монгола, они будто бы и забыли. Да и Иван не поминал им этого, потому что был он по природе своей человеком незлопамятным, доверчивым и добрым. Хотел он жить в мире со своими соседями и постоянно призывал их к этому. Но соседи его были не из таких, так как даже между собой они постоянно что-то делили и не могли разделить. Из-за этого постоянно вспыхивали конфликты в этой, казалось бы, небольшой деревне, и Ивану опять приходилось наведываться к ним, чтобы защитить того или иного жителя Европеи, незаслуженно обиженного большинством.

Были случаи в истории, когда и на самого Ивана нападал тот или иной житель деревни, а порой и, совместно объединившись, не стеснялись врываться к Ивану с непонятными своими претензиями на его территорию, которая казалась им несправедливо большой для одного человека. И всякий раз Иван крепко бил нерадивых и подлых своих соседей и проходил по всей их деревне вдоль и поперёк, чтобы в который раз навести там мир и порядок.

Больше всех из этой деревни была недовольна Иваном и желала ему всяких зол и напастей Анька. Она была своенравна и довольно спесива своим характером, а потому вела себя всегда высокомерно по отношению не только к Ивану, но и ко всем соседям своей деревни. Это ещё было, наверное, обусловлено тем, что жила она обособленно от Европеи на другом берегу реки и считала всегда себя выше по всем статьям остальных соседей. Был у неё родной племянник по имени Амиго, который удалился от неё не так давно на другие земли и организовал там свой хутор. Анька была вначале злая на него за этот самовольный поступок и хотела его наказать, объявив ему самую настоящую войну. Её соседи на другом берегу, как уже было сказано, всегда побаивались решительную Аньку и не вмешивались в эти, так сказать, семейные дела. Это была их извечная политика самосохранения – наблюдать за всеми распрями со стороны, чтобы в нужный момент встать на сторону победителя, каким бы он ни был, хорошим или плохим.

И, наверное, наказала бы крепко своего племянника Анька, если бы опять же не Иван, который протянул руку помощи Амиго. Дал ему денег, оружие для самозащиты, а Аньке сказал, что пусть парень попробует жить самостоятельно и мешать ему в этом не надо. И Анька отступила, оставив своего племянника в покое. Амиго в то время клялся Ивану в том, что он никогда не забудет этой помощи и поддержки, и, если вдруг что-то подобное случится с Иваном, он всегда встанет на его сторону против любых врагов. Прошло какое-то время, и действительно, Амиго обустроился и стал жить поживать нисколь не хуже тётки и всех остальных её соседей. Даже больше того, с ним стали все считаться и уважать его. Тётке также ничего не оставалось, как признать это и продолжить со своим племянником прерванные на какое-то время родственные отношения, тем более, что и говорили они с ним на одном общем языке, понятном лишь им двоим.

Однажды Иван заболел редкой, но достаточно тяжёлой болезнью под названием революция. Помогли ему заболеть этой болезнью те же соседи из деревни Европеи. Больше всех в этом постарались Герман и Анька, чтобы отравить и уничтожить столь ненавистного им соседа. Убедившись, что Иван ослаб, они бросились на его земли и стали разграбливать и уничтожать их. Иван из последних сил, как только мог, защищался от врагов, а их набралось немало. Все самые трусливые и мерзкие жители Европеи бросились, показывая свою верность Герману и Аньке, на несчастного и больного Ивана. Клявшийся когда-то в своей верности Ивану Амиго молча наблюдал за этим издалека, и только когда Ивану удалось выйти из этой войны с потерей некоторых земель и заключением невыгодного мира с Германом, он первый поздравил его с этой сомнительной победой.

После такой войны и разрушений Ивану пришлось вновь отстраиваться. Восстановление всего разрушенного хозяйства требовало многих усилий и затрат. Глядя на жителей Европеи, Иван понимал, что там среди многих жителей живёт неудовлетворение в том, что им не удалось до конца сломить и уничтожить его волю к свободе и независимости. Поэтому ничего не оставалось, как готовиться к новым набегам со стороны вечных завистников и их верных прихлебателей.

К этому времени Анька полностью помирилась с племянником Амиго, тем более что он и сам, уже окрепнув и встав крепко на ноги, с интересом наблюдал за жизнью когда-то родной ему Европеи и хорошо видел в этих местах свои интересы. Это вроде бы для всех понятное сближение между тёткой и племянником не очень понравилось Герману. Он усматривал в этом некий возможный сговор против него самого, и, чтобы как-то упредить это, он объявил Аньке войну. Эта война была не совсем понятной, так как проходила она вяло и где-то в стороне от своих территорий. Единственное, что можно было назвать похожим на эту войну между ними, так это не столь активные и частые метания камней по домам друг друга с разбиванием оконных стёкол, а порой и кровель крыш домов, в которых они проживали. Герман не рассматривал Аньку как серьёзного врага и противника. Он считал, что самой достойной его победой могла бы стать одна единственная победа – над Иваном. Тогда бы он смог покорить не только всех жителей Европеи вместе с ненавистной Анькой, но и её племянника Амиго. Эти мысли не покидали его ни днём, ни ночью. Конечно, об этих планах Германа не могли не догадываться не только Анька с Амиго, но и все остальные жители Европеи. Иван не верил в такие планы Германа, так как тот заключил с Иваном накануне договор о мире и сотрудничестве. Но договор, заключённый Германом, оказался лживым и обманчивым и заключался лишь для того, чтобы усыпить бдительность Ивана и напасть на него неожиданно, застав врасплох.

Перед этим главным своим нападением Герман начал покорять жителей Европеи, всех, кто жил рядом и не рядом. Да и покорять-то их всех особо не надо было, так как большинство, увидев и почувствовав его силу, сами бросались к нему в ноги с клятвами в вечной верности и готовности служить Герману. И вот после этого Герман, собрав вокруг себя всех несчастных, присягнувших ему на верность, двинулся ранним летним утром на хутор к Ивану.

Набег оказался действительно неожиданным и опустошающим. Всё, что попадалось на пути захватчиков и агрессоров, сжигалось и уничтожалось, а всё, что являлось хоть какой-то ценностью, грабилось. В тот памятный и страшный летний день решался только один и самый главный вопрос: жить или не жить Ивану на этом хуторе.

Вот уже целый день Иван бьётся, а враги всё наступают, сжигая всё на своём пути. Уже к самому дому, где Иван живёт, подступили, окна все поразбивали камнями, забор вокруг дома подожгли, а в дом никак пробиться не могут. На стороне Германа бьются против Ивана почти все жители Европеи, а Иван один стоит против них насмерть. Анька и её племянник Амиго наблюдают за всем со стороны и ждут в напряжении, кто кого одолеет. Хорошо бы, если бы победил Герман, – думают они. Тогда бы они смогли победить его, ослабевшего после такой нелёгкой победы над Иваном. А если вдруг победит Иван, что маловероятно, тогда можно будет и с Иваном разобраться, не мешкая, сразу же, а пока надо понаблюдать, не вмешиваясь.

На второй день битвы Иван начал осиливать Германа со всеми его приспешниками, и они стали понемногу отступать от главного дома Ивана, где он жил. Но Герман собирал всё больше и больше союзников на свою сторону. Даже такие известные всем проститутки, как Лата, Лита и Эста, никогда не имевшие не только своей земли, но и собственного дома, да что дома, даже собственного мнения, вечно презираемые основными жителями Европеи, и те были брошены Германом в бой против Ивана. Сколько их всех, жителей Европеи, подобно стаду скота, было согнано в кучу и направлено Германом на Ивана, сегодня трудно сказать. Может, десяток, а может, и больше.

В это же время верная подруга и соратница Германа Япа набросилась на самоуверенного Амиго, который никогда в своей жизни ни с кем серьёзно не воевал. Не было у него к этому делу никаких способностей, то ли по неумению, то ли по природной трусости, но он никогда этого не признавал публично, а наоборот любил бахвалиться перед всеми своей силой и верой в непобедимость. Всё это правильно, но на деле это редко подтверждалось. Война, к счастью, проходила не на территории Амиго, а на нейтральных выгулах, где Амиго имел свои интересы, которые, к несчастью, пересекались с интересами Япы. В первые же дни этой драки Япа крепко намяла бока несчастному Амиго, о чём он до сих пор забыть не может. Это выглядело как позор для такого громадного мужика, каким выглядел Амиго против довольно маленькой, но крепкой своим духом воина Япы. Такого воинского духа у Амиго явно не было и вряд ли, видимо, когда будет, так как дух этот дарится природой, и он либо есть, либо его нет вообще.

Но вернёмся к Ивану. Надо сказать, что сам Герман воевал достойно. Он, как и Иван, по природе своей был настоящим воином, чего нельзя было сказать о тех, кого он погнал, словно стадо скота, под страхом смерти на эту несправедливую войну против Ивана. И, может быть, потому, что справедливость была на стороне Ивана, а не Германа, победа была предопределена за тем, на кого вероломно напали.

Через три дня, когда уже стало очевидным, что побеждает в этой неравной схватке Иван, многие, если не все, так называемые союзники Германа стали перебегать на сторону Ивана, проклиная Германа за то, что он якобы силой принудил их к этой войне. В этом была вся извечная предательская сущность жителей Европеи – всегда и всюду оказываться на стороне более сильного.

На четвёртый день этой кровопролитной и неравной драки, наблюдая, как Иван бьёт Германа уже на территории Европеи, а на его стороне все бывшие союзники Германа, включая вышеупомянутых и всем известных проституток, Амиго и Анька кинулись помогать Ивану. Они опасались, что в этой драке может крепко достаться и им самим – так сказать, под горячую руку. Поэтому они заключили с Иваном союз против Германа и начали, правда, не совсем успешно, наступать на Германа с другой стороны двора его дома. Иван первым вошёл в дом Германа, поставил его на колени и заставил перед всеми участниками этой бойни попросить прощение за содеянное и дать клятву в том, что больше этого никогда не повторится с его стороны. Анька и Амиго также присутствовали на этой церемонии, слабо чувствуя себя причастными к этой грандиозной победе.

Но у Амиго оставалась ещё одна проблема. Это несломленная и непокорная Япа. Для Амиго она была подобна занозе, и он обратился к Ивану, как к союзнику, с просьбой о помощи в этом незаконченном деле. Добрый Иван согласился. Не успев достаточно отдохнуть, он самостоятельно, без какой либо помощи одолел Япу и так же, как и Германа, заставил во всём раскаяться. А Амиго, как всем известно сейчас, решил излить свою затаённую месть на уже несчастной и сломленной Иваном Япе. Уже не сопротивлявшуюся и обессилившую, он с наслаждением начал пинать её ногами, обутыми в сапоги, так как понимал, что для него она уже не представляет никакой опасности. Это ли не «геройство»? Но у всех нас, к сожалению, очень короткая память, раз даже Япа сегодня почти забыла или старается вообще не вспоминать об этом. Более того, она сегодня является одной из самых верных подружек того самого Амиго, который чуть ли не запинал её в прошлом насмерть. Ах, что мы за люди? Нам можно поражаться и удивляться вечно. Над нами можно одновременно плакать и смеяться.

Но вернёмся вновь к нашей сказке. Закончив эту тяжёлую войну, Иван поделил территорию Европеи ровно пополам. Одну половину, включая половину территории Германа, оставил за собой, а вторую оставшуюся передал на попечение Аньке с Амиго, которые вначале от радости не могли поверить в такую щедрость со стороны Ивана. Иван сказал своим изрядно запоздавшим союзникам в этой войне, что теперь они, как и он, со своей стороны, будут вместе отвечать за мир на территории Европеи. Так и порешили: Иван контролирует всех жителей Европеи на своей половине, а Амиго с Анькой – на другой. И воцарился наконец-то долгожданный мир на всей территории немалой Европеи. Амиго после этой войны решил, что он на самом деле способен на многое. Он был самым молодым и сильным и мог бы вполне помериться силами с самим Иваном. Но решиться на это мешала именно та природная трусость, от которой не так-то просто избавиться. Надо бы как-то устроить так, чтобы помериться силами с самим Иваном через какого-нибудь посредника, – думал он. Это было бы не так опасно, так как столкновение-то не прямое, а косвенное. И случай такой наконец-то представился.

Поссорились не без помощи Амиго на нейтральных выгулах две сестрицы по фамилии Кора – ближайшие соседки хорошо известной нам Япы. Никак эти две сестры не могли дом свой поделить между собой и совместно жить не желали. Вот тут-то и решился Амиго оказать помощь одной из сестёр в этом споре, зная, что Иван обязательно будет помогать другой сестре. Недолгое противостояние закончилось полным крахом для Амиго и его подопечной, а подопечная Ивана праздновала полную победу над своей сестрой. Стыдно было Амиго признать своё поражение, но пришлось с этим смириться. Через некоторое время в этом же районе опять всё повторилось. Поссорились на этой же почве ещё две сестры по фамилии Вьета. И опять Амиго, не веря в свою слабость, ввязался в эту историю по старому сценарию. На этот раз Иван решил занять наблюдательную позицию, чтобы убедить Амиго, что война – это не его дело и что даже с такой маленькой Вьетой ему никогда не справиться самостоятельно, как когда-то с Япой. Долго боролся Амиго с упрямой и непокорной Вьетой и ничего не мог с ней сделать. Более того, она сама безнаказанно делала с ним всё, что хотела. И вынужден был Амиго с позором отступить и в этой борьбе, доказав всем лишний раз, что он не воин. И никто не мог вспомнить за всю историю хотя бы одну какую-нибудь самостоятельную и убедительную победу Амиго над кем бы то ни было. Поэтому, наверное, он сегодня убеждает всех по прошествии времени, что в той страшной войне с Германом именно он победил его, а об Иване старается не вспоминать. Ну, не смешно ли? – спросит читатель. Наверное, и смешно, а больше всё-таки грустно. Но время часто многое стирает из нашей памяти и меняет наши взгляды на то или иное событие в истории не без помощи лжи и интерпретации многих событий в прошлом так, как это кому-то нравится. И, как ни странно, это нередко удаётся нечистоплотным сплетникам и лгунам, коих среди нас, людей, всегда находится предостаточно.

Но мир с той прошедшей жестокой войны, затеянной Германом, не нарушался, и Европея стремительно отстраивалась и развивалась. Иван все так же оставался сильным и независимым и являлся самым надёжным гарантом этого мира, так как прежде чем кто-то мог бы что-либо предпринять, включая Амиго, ему необходимо было считаться с мнением Ивана. И так бы, наверное, продолжалось достаточно долго, если бы Амиго не рвался к лидерству и главенствующей роли над всеми, в том числе над Иваном. Для этого он тайно с некоторыми жителями Европеи, включая Аньку, изобретал разные яды, которые при любом удобном случае подбрасывались на стол Ивану. Делалось это в то время, когда гостеприимный Иван приглашал в гости того или иного соседа по какому-нибудь значимому для него событию. По своей доброте и наивности он и предположить такого коварства не мог от соседей, которым он сделал столько добра и которых, наконец, не однажды спасал от смерти и разорения. И всё то, что затевалось и предполагалось этими беспринципными, бессовестными и столь ничтожными подлецами, наконец-то дало свои результаты.

Иван опять заболел никому непонятной болезнью под названием перестройка. Это очень странная болезнь, когда больному вдруг начинает казаться, что он неправильно живёт, что всё, что он делал до этого, было неправильным и лишённым смысла. Эта болезнь больше похожа на психическое заболевание, и лечиться от неё весьма затруднительно. В период этой болезни Иван запустил своё хозяйство, безразлично взирал на своё будущее, охотно предоставил своей половине Европеи свободу выбора, с кем ей жить и как развиваться дальше. Даже самым близким, как ему казалось, жителям своего большого хутора он предоставил полную свободу и не претендовал на те земли и имущество, которые он когда-то им предоставил и о которых они никогда не мечтали до этого. Даже те, кто никогда раньше не имели своих земель и собственных крыш над головой, подобные Латам, Литам и Эстам, и те бросили Ивана в такую тяжёлую для него минуту. И это всё, что получил от всех Иван в знак благодарности за спасение и содержание их не в самые лёгкие времена жизни.

Территория его резко уменьшилась, психическое состояние ухудшалось. Ко всему этому, пытаясь хоть как-то разобраться во всём случившемся, Иван начал злоупотреблять горькой, и это ещё больше приносило губительную безысходность в настоящее и будущее его ещё недавно сильного и процветающего хутора. Вчерашние соседи и близкие, которые клялись ему в вечной и нерушимой дружбе, бросились к более сильному Амиго, который действительно так и выглядел на фоне больного и ослабевшего Ивана. Амиго с немалым удовольствием предлагал Ивану всяческую помощь в его разрушенном хозяйстве и помогал ещё больше разрушать его, спаивая Ивана всё больше и больше. «Наконец-то, сбылась моя мечта, – ликовал Амиго. – Теперь я самый сильный и главный среди всех. Что хочу, то и делаю, и никто мне не указ. Да и кто посмеет мне сегодня указывать? Все теперь будут танцевать только под мою дудку». И все действительно не только танцевали, но и плясали под его дудку от радости, неизвестно откуда вдруг появившейся по такому невесёлому случаю с Иваном.

Долго пил Иван, не понимая до конца, что всё-таки с ним происходит. Амиго и все жители Европеи, а их теперь было очень много, успокаивали Ивана, деньги, не жалея, давали в долг на водку. «Пей, Ваня, – говорили они ему. – Пей, если хочется, и не беспокойся ни о чём, так как мы все тебе друзья и товарищи. Зачем нам воевать, как раньше? Теперь будем жить только в мире и дружбе».

Хозяйство Ивана день ото дня только хирело, поля заросли травою, скотину почти всю пришлось пустить под нож. А так называемые друзья и соседи ему продукты посылают и, конечно же, водки ко всему, да побольше – и всё в долг, конечно, на будущее. «Ничего, ничего, – говорили они ему. – Пей и ешь, Ванюша, сколько хочешь, потом за всё рассчитаешься, когда выздоровеешь».

А Амиго, объявивший себя хозяином над всеми и вся, пошёл ещё дальше. Он заставил всех старых и новых жителей Европеи объединиться в одну общую коммуну и питаться из одного общего котла, который был назван евро. Раздал всем одинаковые ложки, которыми они хлебали из этого котла общую похлёбку, а те, чтобы угодить своему новому хозяину, нахваливали её и говорили, что никогда ещё в жизни так хорошо не питались, как сейчас. Одна Анька и ещё некоторые северные жители этой деревни не согласились с этим, так как всегда относились к своим соседям с брезгливостью, и оставили себе свой прежний котёл и старые, привычные для них ложки.

Более того, Амиго, объединив всех в один так называемый союз, заставил всех присягнуть ему на верность. И если кто-то – а все прекрасно понимали, что под этим «кто-то» он имел в виду, конечно же, Ивана – нападёт на них, то все они, как один, обязаны воевать против него. И все дружно подписались под этим кабальным договором, прекрасно понимая, что выйти кому-то из него будет уже невозможно никаким образом. Некоторые старые жители понимали всю несуразность и унизительность своего положения в этом союзе, а большинство, особенно из новых, присоединившихся от Ивана жителей, наоборот, были рады такому союзу. Они, эти новые, как ни странно, больше всех желали Ивану зла, особенно те, кто, казалось бы, должен быть больше всех обязан ему не только своей жизнью, но и существованием. Уж так устроен почему-то человек, что за любое добро он чаще всего платит злом и не иначе. Видимо, это исходит из-за того, что многим людям не всегда приятно осознавать себя перед кем-то большими должниками, и в этом вся суть людей. К такой категории людей, неспособных благодарно принять и оценить какую- либо помощь, чаще всего относятся те, кто сам не способен бескорыстно творить добро в адрес другого человека.

Но вернёмся к Ивану. Проснулся он однажды утром, огляделся вокруг и содрогнулся от всего увиденного. Всё разрушено, всё заброшено, а что уцелело – разворовано и разграблено. Встал он во весь свой громадный рост. Умылся, побрился, привёл себя в полный человеческий вид и взялся за наведение порядка на своей оставшейся всё ещё немалой территории. День работает, два работает, неделю и месяц работает. Пить бросил, силы обрёл и сказал всем, что больше он обижать себя ни кому не позволит. Границы своего хутора укрепил и хозяйство своё не только восстановил, но и дальше развивать стал не хуже, чем у соседей.

Задумались жители Европеи испуганно, что будет, если Амиго пожелает на Ивана напасть, тогда и им, согласно этому проклятому союзу, не миновать войны. А Амиго действительно уж больно понравилось над всеми верховодить и командовать всё это время, пока Иван болел, и уступать это верховенство он не хотел никому, даже самому Ивану. Самому лично ему не хотелось сталкиваться с Иваном лоб в лоб, так как трусливым он оставался даже в состоянии лидера над всей Европеей. Но что-то надо было делать, пока Иван совсем сил не наберётся, и он решил, не показывая своего лица, всячески подталкивать к различным ссорам соседей Ивана, которые ещё недавно жили вместе с ним и под его опекой, как одна семья. Причинами ссор стали какие-то мелкие обиды на то, что Иван будто бы когда-то плохо их кормил или даже недокармливал. Что он их часто недооценивал и унижал и мог бы в своё время построить им дома получше тех, в которых они живут теперь, а также подарить и земли побольше той, коей они владеют сегодня, и так далее, и тому подобное. И хотя это всё было не только обидно, но и смешно, они по тайному указанию Амиго продолжали всячески травить Ивана изо дня в день.

Старые жители Европеи молча осуждали эти действия, но вслух ничего не говорили, опасаясь гнева со стороны Амиго в их адрес. Они начинали всё яснее понимать, что оказались между двух огней, и если вдруг что-то случится, то они наверняка в руках Амиго могут оказаться обыкновенным пушечным мясом в войне против Ивана. Но противостояние с Иваном со стороны новых жителей Европеи нарастало с каждым днём. В сторону его хутора по ночам забрасывались камни, порой разбивая оконные стёкла, а утром никто не сознавался в содеянном. Более того, они, эти мерзкие по своей сути людишки, позволяли во всеуслышание заявлять, что будто это сам Иван бьёт свои окна, чтобы обвинить их в этом и найти повод напасть на них, но они его не боятся. Амиго делал вид, что он не имеет к этим ссорам никакого отношения и осуждал громче всех Ивана за то, что он не желает жить в мире со своими соседями и потому совершает всяческие мелкие провокации против миролюбивых и беззащитных людей. Эта ложь и вероломные провокации однажды вывели Ивана из себя, как любого нормального человека, и он, встав во весь свой громадный рост, решил раз и навсегда покончить с этим.

Что тут началось. Завизжали и заголосили все бывшие прихлебатели Амиго, прося его о помощи и поддержке, а следом и все жители Европеи, призывая его же на помощь в этой войне как союзника. Но Амиго, как и следовало ожидать, решил со стороны понаблюдать за этой небывалой и кровопролитной дракой. Три дня Иван утюжил всю Европею, решив не оставить от неё камня на камне, чтобы в будущем можно было спокойно жить не только ему, но и его детям. Во время этой расправы он понял, что виной всему этому в большей степени является Амиго, что это он тайно подлым образом разжигал огонь вражды. Не дожидаясь оправданий Амиго, он достал его на далёком хуторе, чтобы сравнять там всё с землёй и пеплом. И на это у него ушло ещё три дня и три ночи.

И, наконец, наступило затишье. Земля, когда-то плодородная в деревне Европеи, теперь оказалась абсолютно выжженной и бесплодной, как и на хуторе Амиго. На ней не было никакой возможности проживать. Жители Европеи были вынуждены повторить путь Колумба по освоению далёкой и более-менее свободной Африки. Прежде чем расселиться там, в этих не совсем уютных краях, им пришлось немало повоевать с местными аборигенами за право жизни рядом с ними. Но это уже совсем другая сказка. Амиго также был вынужден покинуть свой хутор и вернулся жить к своей тётке в Африке. Все сейчас живут там в мире и спокойствии, так как Иван теперь живёт далеко от них и никоим образом раздражать их не может.

Сегодня потомки жителей деревни Европеи часто рассказывают африканским детям сказку о своей когда-то сказочной Европее. О том, какие там проживали прекрасные люди. Рассказывают о необыкновенно красивых домах, о плодородных садах и полях, о красивых и счастливых людях, населявших когда-то давно эту деревню. Рассказывают о том, что у всех этих жителей в то время была белая кожа, а у большинства – светлые волосы. Это было так давно, что и сами рассказчики, являясь прямыми потомками этих белых людей, как и слушающие их дети, мало верили в это, так как на данный момент все они являлись тёмнокожими и тёмноволосыми людьми. Заканчивалась эта сказка тем, что однажды на всех этих прекрасных и красивых жителей деревни Европеи напал страшный и злой Иван. Он полностью всё уничтожил и разорил в этой необыкновенной и сказочной деревне.

2008 г.