Ты помнишь, сколько было сказок?

Ты помнишь, сколько было сказок?
Я нас с тобой в них представлял,
Героев было много разных,
Наивно в них нас узнавал.

Была Ассолью ты когда-то,
А я был Грей – тот капитан,
Который плыл к ней, чтоб сосватать,
Из самых дальних дивных стран,

Чтоб увезти в страну такую,
Где лишь любовь одна живет,
Ассоль ждала его, тоскуя,
И верила: корабль придёт.

Но оказалось всё напрасным,
Моя Ассоль не дождалась
И, позабыв об этой сказке,
Не раз другому отдалась.

Ненастоящей оказалась
Придуманная мной Ассоль
И вызывает только жалость,
А на душе осталась боль.

Те паруса давно поблёкли,
И растворился алый цвет,
Лишь слёзы Грея не просохли,
Хотя Ассоли той уж нет.

Теперь в другую сказку снова
Пытаюсь я тебя ввести,
С неразделенною любовью,
Она подходит нам, прости.

Я там Пьеро а ты Мальвина,
Пьеро влюблен, Мальвина – нет,
Ах, как всё это очевидно,
Ведь это мы за столько лет!

Я, как Пьеро тот в сказке, плачу,
А ты, увы, наоборот,
Как та Мальвина, всюду скачешь,
И так идёт который год.

Так кто ж по жизни ты, родная?
Ассоль, Мальвина? Как узнать?
Какими сказками, не знаю,
Тебя ещё мне удивлять?

Увы, не спящая царевна,
Что милого в гробу ждала,
И далеко не та Елена,
Что столь прекрасною была
И суженого век ждала.

Так кто же ты, с какою сказкой
Могу тебя отождествлять?
Иль, может, это труд напрасный,
Чтоб в жизни сказку нам искать?

Хоть сказка – быль, а жизнь иная,
И в жизни всё наоборот,
Легко мы подлости прощаем
И верим тем, кто явно лжёт.

А в сказки верят только дети,
И мы с тобой на склоне лет,
Давно живущие на свете,
Всё ищем в сказках свой ответ.

Ассоль могла бы не дождаться,
Коль Грей за ней бы не приплыл,
Была б царевна вечно спящей,
Коль кто б царевича убил.

Ведь в жизни нашей много КОЛИ,
А в сказках этих КОЛИ нет,
И в предрассудках тех в неволе
Живем не только мы – весь свет.

Всему находим оправданье,
Вот если б коли, если б так,
Да совпадало б всё с желаньем,
А это часто не пустяк.

Душонку грешную согреют
Все оправдания легко,
Очередная подлость зреет,
Она уже недалеко.

И к ней найдутся оправданья,
Иль долго шёл, иль не звонил,
И ждать заветного свиданья
Нет просто времени и сил,
Нет рядом, значит разлюбил.

Им хорошо там, в этих сказках,
Живут там вечно, смерти нет,
Кто умер – могут просыпаться,
А тут один лишь раз на свет

Дает Всевышний появиться,
На сколько лет, знать не дано,
Как не спешить повеселиться!
Пусть с кем угодно – всё равно!

Кого тут ждать при этой жизни,
Коль жизнь отмерена на дни,
И потому простит Всевышний
За все грехи от Сатаны.

Ах, Господи, а я все плачу,
Не вырос я из сказок тех,
Похож на Пьеро, не иначе,
И не надеюсь на успех

У выдуманной мной Мальвины,
Она живёт, как все вокруг,
И красотой своей павлиньей
Пленит мужей своих подруг,

Знакомых всех и незнакомых,
Ведь жизнь одна, надо спешить,
Она не может сидеть дома
И все куда-нибудь бежит.

А Пьеро дома ждёт и плачет,
Что ему будет – не умрёт,
Нельзя Мальвине жить иначе,
Не за горами – смерть придёт.

И не успеется досыта
На этом свете погулять,
Она ведь жизнь как через сито
Мгновенно может пробежать.

1997 г.